Скопинскому маньяку Виктору Мохову может грозить новое уголовное дело. В скандальном интервью, которое он 22 марта дал Ксении Собчак, юристы усмотрели состав преступления. Нам удалось выяснить, в чем именно возможно обвинят Мохова.

Мохов, которому сейчас по всем законам логики надо быть тише воды ниже травы, чтобы вновь не привлечь к себе внимание правоохранительных органов, прокололся на одной-единственной фразе, – считают адвокаты. 

Речь идет об эпизоде, когда он чистит снег во дворе своего дома. Скопинский маньяк сокрушается, что одна из его жертв, Елена Самохина, после освобождения из плена перестала рожать:

«Катя там (в подвале у Мохова — прим. авт.) жила, она не рожала. А Лена рожала. А сейчас наоборот получается. Катя родила, а Лена нет. От меня рожала, а больше не рожает. Уж я не знаю, наверное, надо мне опять заняться ею», – заявил освободившийся из колонии маньяк.

Реакция на скандальное видео, опубликованное на You-tube канале Ксении Собчак, оказалась молниеносной. Глава СКР Александр Бастрыкин поручил провести проверку, чтобы дать правовую оценку, как самому интервью, так и высказываниям Мохова. С призывом изучить интервью обратилась во ФСИН и Генпрокуратуру депутат Оксана Пушкина.

Вторая жертва насильника, Екатерина Мартынова, расценила слова своего поработителя как угрозы и написала заявление в прокуратуру.

«Сегодня со мной связалась прокуратура, я уже пишу заявление на открытие уголовного дела на Виктора Мохова», – сообщила Мартынова журналистам. По мнению девушки, высказывания изверга должны стать основанием для его повторного ареста и тюремного срока.

Позицию жертвы насильника разделяют и юристы. В словах Мохова о том, что ему надо «заняться» Леной Самохиной, усматривается состав угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (статья 119 УК РФ), считает адвокат Оксана Михалкина.

– Я однозначно усматриваю в его высказывании: «Мне надо ею заняться», состав 119 статьи УК. Здесь важно, чтобы жертва воспринимала угрозу реально и опасалась за свою жизнь и здоровье. Угроза, которая от него исходит, реальна. Он не остановится и будет идти от меньшего к большому. Не исключено, что он дойдет и до убийства, так как он окреп и заматерел в колонии. Он крайне опасен, – считает Михалкина.

То, что Екатерина написала заявление на маньяка по горячим следам, адвокат расценила как верный и грамотный шаг. Для возбуждения уголовного дела нужно, чтобы срок давности привлечения к уголовной ответственности не истек. «Угроза убийством» относится к категории преступлений небольшой тяжести. Срок давности составляет два года. Правда, и санкция по 119 статье УК небольшая, максимум до двух лет лишения свободы. Чтобы было больше — до пяти лет по второй части той же статьи — нужно доказать, что угроза была высказана не просто так, а по мотивам политической, идеологической или религиозной ненависти. Этот вариант правоведы отмели сразу.

Однако перспектива для Мохова получить именно два года колонии в случае, если дело на него заведут, вполне реальна.

– Так как у него уже есть не снятая и непогашенная судимость, это будет считаться рецидивом и повлечет более строгое наказание, – подчеркнула Оксана Михалкина. 

ТАТЬЯНА АНТОНОВА

Источник


Заголовок с измеримой выгодой

Заголовок с измеримой выгодой

Здесь вам нужно поставить тезис, который будет нести понятную выгоду вашей целевой аудитории [буллет].

Успех!